Контактная информация

Военная прокуратура Главная военная прокуратура
119160, г. Москва, пер. Хользунова, д.14

Телефоны оперативного дежурного:

(495) 693-64-17, (495) 693-20-77

Между властью и законом

21.03.2017 Печать

Сложившаяся во второй половине XIX века в Российской империи система военных судебно-прокурорских органов с учетом меняющейся в стране и армии обстановки продолжала модернизироваться.

Первую проверку на прочность Военно-судебное ведомство испытало с наступлением политического кризиса в России. Нарастание революционной активности и терроризма привели к усилению роли военных прокуроров и военных судов в борьбе с воинствующим экстремизмом.

По Военно-судебному уставу военный суд в мирное время рассматривал лишь дела в отношении военнослужащих и лиц, приравненных к ним, но в последующем их подсудность неизменно расширялась.

В 1863 году в связи с польским восстанием генерал-губернаторам было дано право объявлять в губернии военное положение, и как следствие дела на указанной территории переходили в ведение Военно-судебного ведомства.

В 1870 году издается циркуляр о мерах предупреждения забастовок; губернаторы получили разрешение высылать зачинщиков в отдаленные губернии. В 1874 году после разоблачения одного из идеологов революционного народничества П.Л. Лаврова, призывавшего сограждан к «народным бунтам», в юрисдикцию военных судов переходят дела «о противозаконных сообществах» и участии в них.

Цепь террористических актов, начавшаяся 24 января 1878 года с покушения на жизнь петербургского градоначальника Ф.Ф. Трепова дочери отставного капитана В. Засулич, породила Закон «О временном подчинении дел о государственных преступлениях и некоторых преступлениях против должностных лиц ведению военного суда, установленному для военного времени». С этого времени все «преступления, связанные с нападением на чинов войска и полиции, коль скоро нападения эти сопровождались убийством, нанесением ран, увечий и тяжких побоев» и «всяким участием в вооруженном сопротивлении власти» передавались в ведение военных судов.

Военный прокурор, получив материалы жандармского дознания, обязан был представить дело генерал-губернатору с заключением о передаче его в суд в течение дня, еще сутки у него были на составление обвинительного акта, столько же у военного суда – на рассмотрение дела и вынесение приговора.

Активизация террористической деятельности революционеров обусловили ужесточение репрессивных мер властями. 1 марта 1881 года Александр II скончался от тяжелых смертельных ран при взрыве бомбы террориста-смертника. От военной Фемиды потребовали «снять повязку, бросить весы и вооружиться мечом».

Так, Главное военно-судное управление, военные прокуроры и суды, особенно Петербургского, Киевского, Одесского, Харьковского, Московского и ряда других военных округов оказались в эпицентре революционного противостояния. Известный военный юрист К.Д. Кавелин в 1878 году анонимно сетовал на то, что «под давлением администрации… наше судебное ведомство… породнилось с политической полицией».

Военными судами с 1879 по 1893 годы рассмотрено 97 политических дел на 498 подсудимых. Один только Петербургский военно-окружной суд провел 15 политических процессов. Почти половина дел приходилась на юг России, где занимались рассмотрением подобных дел военные прокуроры и суды Киевского, Одесского и Харьковского военных округов.

13 марта 1884 года вследствие модернизации военно-судебного ведомства упразднен прокурорский надзор за деятельностью полковых судов, упразднен ряд военно-окружных судов, созданы корпусные военные суды, особые отделения военно-прокурорского надзора в Иркутском, Омском, Приамурском и Туркестанском военных округах, изменены служебные функции структурных подразделений Главного военно-судного управления, сокращена его численность, разработан механизм осуществления полномочий военными прокурорами и их помощниками.

Начало века военно-судное ведомство встретило новыми идеями и планами. По его инициативе внимание военного министерства обращено на состояние общих гауптвахт «как рассадников разврата, болезней, унижения человеческой личности заключенных в них нижних чинов». По результатам в 1904 году военными прокурорами был подготовлен объемный отчет, в котором рисовалась гнетущая картина в отечественных дисциплинарных батальонах и военных тюрьмах.

Перед Первой мировой войной в год через военно-дисциплинарные заведения проходило свыше тридцати тысяч военнослужащих, в том числе на предварительном следствии, в дисциплинарных частях, в тюрьмах военного и военно-морского ведомств, что составляло более одного процента от общего числа заключенных в стране. Для улучшения работы военно-исправительных учреждений они были переданы в ведение военных прокуроров Главного военно-судного управления. Содержание заключенных в военных тюрьмах стало определяться Временным положением о военно-тюремных заведениях от 15 октября 1913 года.

Не приостанавливалась деятельность Главного военно-судного управления по модернизации военного судоустройства и права. Уже в 1885 году были отменены публичная казнь и розги, в следующем году расширяется право присяжных в суде – они получают возможность участвовать в организации процессов. В 1909 году появляется институт условно-досрочного освобождения от наказания, с 1910 года время, проведенное арестованными в предварительном заключении, стало засчитываться в срок, определенный приговором. В 1913 году суду предоставляется право в восстановления в правах и вводится институт реабилитации. С изменениями и дополнениями Военно-судебный устав продолжал действовать на протяжении почти полувека вплоть до 1917 года.

В тот период военно-судебное ведомство в целом, все его звенья в отдельности работали с неослабевающим напряжением.

Прокурорский состав, военные следователи, судейский корпус испытывали на себе хронические перегрузки, но справлялись с нарастающим объемом работы, увеличивавшимся на порядки.

К примеру, в 1905 году в производстве военных судов находилось 25 244 дела, из них в военно-окружных и временных судах 6 139 (24,3%), остальные в полковых судах. Из них рассмотрено 22 660 или 90 процентов. В том числе в публичных заседаниях – 20 339 (89,7%) дел, при закрытых дверях – 2 321 (10,3%), с момента события преступления до 1 месяца – 10 747 (47,4%) дел, до 3 месяцев – 5 944 (26,2%) дела, до 6 месяцев – 3 944 (17,4%) дела.

В том же году военными судами осуждено 25 413 человек, из них – 1 генерал; 164 штаб - и обер-офицера; 2 179 унтер-офицеров и 22 781 (89,6%) рядовой. Из числа воинских преступлений и проступков наибольшее внимание обращают на себя нарушения воинского чинопочитания и подчиненности. За такие преступления осуждено 4 878 (19,2%) человек.

Преступления нижних чинов заключались, как и в предшествующие годы, преимущественно в побегах, нарушении воинского чинопочитания и подчиненности, обязанностей службы в карауле и во время дежурства, нарушении воинского благочиния, кражах, утрате, порче, противозаконном отчуждении казенного оружия и имущества. Из общего числа нижних чинов осуждены: за преступления и проступки против военной службы – 15 786 (63%) человек и за преступные деяния, несоединенные с нарушением обязанностей военной службы – 5 719 (23%) человек.

Однако привлечение военно-судебного ведомства к борьбе с революцией, возложение на него роли авангардного отряда правительства при подавлении ее проявилось на его составе. В течение 1905 – 1907 годов ушли из военно-судебного ведомства 132 человека (каждый пятый). По штату в нем числилось 694 человека, из них 49 вакансий. Заметно изменилось настроение у слушателей Военно-юридической академии, только в 1905 году почти половина ее выпускников уклонилась от службы в военных судах и прокурорском надзоре. Положение дел стало несколько поправляться только после революционного трехлетия.


Начальник организационного управления И. Бутрим

Источник: Главная военная прокуратура

Округ: Главная военная прокуратура