Контактная информация

Военная прокуратура Главная военная прокуратура
119160, г. Москва, пер. Хользунова, д.14

Телефоны оперативного дежурного:

(495) 693-64-17, (495) 693-20-77

Учитель. Наставник. Прокурор.

08.05.2017 Печать

     Фёдор Карпович родился 15 ноября 1940 года в деревне Шалаевка Кировского района Могилёвской области в семье колхозников. Его детство пришлось на трудные и голодные годы войны. Сразу после окончания средней школы  юноша начал трудовую деятельность котельным машинистом на Бобруйской ТЭЦ. А в 1959 году он был призван служить в Военно-Морской Флот, с которым впоследствии решил связать свою жизнь.
После четырёх лет службы по призыву на Балтийском флоте Федор Шепетов избрал путь военного моряка, оставшись  на сверхсрочную службу. А вскоре, в 1963 году, он поступил на заочное отделение юридического факультета Ленинградского государственного университета. 
Несмотря на то, что учёба не освобождала молодого человека от несения вахт, боевых походов, в 1968 году Фёдор Карпович успешно закончил обучение в вузе, и ему было присвоено воинское звание лейтенант.
Сразу после этого он подал вышестоящему командованию рапорт с просьбой о переводе в органы военной прокуратуры. Как рассказывает сам  Фёдор Карпович, на принятие такого решения его подвигло неизгладимое впечатление от  общения с офицерами военной прокуратуры в период службы на флоте. В первую очередь его поразил их профессионализм, высокие моральные качества, а еще и особый характер задач государственной важности, которыми им приходилось заниматься по роду деятельности.
Положительные характеристики и ходатайства командования, отзывы о стажировке в военной прокуратуре, заслуженное звание мастера военного дела - все это повлияло на принятие по рапорту военнослужащего положительного решения. В феврале 1969 года Федор Шепетов  был назначен военным следователем военной прокуратуры Таллинского гарнизона.
С первых дней службы Фёдор Карпович зарекомендовал себя человеком, обладающим огромной работоспособностью, трудолюбием, инициативностью, способностью легко ориентироваться в любой обстановке.
Всего через четыре года службы в органах ВП он был назначен старшим военным следователем в аппарат военной прокуратуры Балтийского флота. На этой должности им было  закончено расследование многих уголовных дел о хищениях государственного имущества, получивших широкий общественный резонанс.
В 1977 году за успехи в работе  Указом Президиума Верховного Совета СССР капитан юстиции Шепетов был награждён орденом «Знак Почёта», а 1978 году назначен на первую самостоятельную должность - военным прокурором Калининградского гарнизона.
С этого времени Фёдор Карпович стал занимать руководящие должности - заместителя военного прокурора Московского гарнизона, Северной группы войск, военного прокурора Прикарпатского военного округа. В 1990 г. генерал-майор юстиции  Шепетов был назначен военным прокурором Северного флота.
Это был один из самых сложных периодов в его службе - распадался Советский Союз, в стране формировались новые экономические и политические отношения. Все это привело к росту преступности. Падение жизненного уровня и неопределённость правового статуса стали причинами оттока кадров из органов военной прокуратуры. Но благодаря своим высоким морально-деловым и профессиональным качествам, способностям талантливого организатора, Федор Карпович сумел сплотить коллективы военных прокуратур Северного флота, умело подобрать, обучить и воспитать молодые кадры офицеров-юристов.
На рубеже 80-90-х годов достаточно широкое распространение получили особо опасные преступления, которые ранее совершались крайне редко, и опыта в их раскрытии и расследовании у офицеров военных прокуратур не было - захваты заложников, массовые убийства, хищения крупных партий оружия и боеприпасов по «заказам» организованных преступных группировок и другие. Обучаться новым методикам и теории приходилось на практике.
Генерал-майор юстиции Федор Шепетов в качестве основного метода обучения подчинённых всегда использовал личный пример - выезжал на места происшествия, организовывал проведение первоначальных следственных действий, поддерживал государственное обвинение в суде.
9 апреля 1994 года в военную прокуратуру СФ поступило сообщение о том, что дежурный по роте одной из воинских частей Видяевского гарнизона матрос Пулькин похитил 2 автомата, 4 пистолета и 2000 патронов к ним, обстрелял спящих сослуживцев, вышел в посёлок, где продолжил стрельбу по жителям. В результате погибли четверо и были ранены пятеро человек.
Ворвавшись на один из кораблей, Пулькин захватил четырёх заложников. Совместными действиями сотрудников ФСБ и заложников преступник был обезврежен.
Перед следственной группой, которую возглавил генерал-майор юстиции Шепетов, стояла сложная задача - провести осмотры в семнадцати местах происшествия, установить и допросить всех очевидцев, которых, как оказалось, было несколько сотен.
Фёдор Карпович руководил расследованием, выступил перед местными жителями, успокоил их.
Весь объём следственных и иных мероприятий по уголовному делу, за исключением получения заключений экспертиз и предъявления окончательного обвинения, был выполнен за трое суток.
Северным флотским военным судом Пулькин за совершение одиннадцати преступлений был осужден к смертной казни. Это был последний в истории случай применения этого вида наказания на Северном флоте.
Тяжёлой выдалась и  осень 1998 года. В стране после объявления дефолта обострилась социальная обстановка. Многие преступники искали убежища в Чечне, которая была неподконтрольна федеральной власти. Эти негативные обстоятельства не замедлили сказаться на структуре преступности на Северном флоте.
Военнослужащие Центрального полигона МО РФ (архипелаг Новая Земля) матросы Бугаев, Шамхалов, Мальсагов, Шарипов и Хозяинов, содержавшиеся на гауптвахте за совершение преступлений на почве неуставных взаимоотношений, 5 сентября 1998 года убили часового и завладели его автоматом. 
Прибыв в посёлок Рогачёво, преступники захватили в заложники 69 учеников средней школы вместе с педагогами. Выдвинутые ими требования заключались в передаче дополнительного оружия и предоставлении возможности вылететь в Грозный.
Через четыре часа военный прокурор Северного флота вместе с офицерами ВП и бойцами регионального антитеррористического центра ФСБ прибыл в Рогачёво.
К этому времени требования террористов частично были удовлетворены. Все они были вооружены автоматами, вместе с заложниками находились на борту самолёта АН-12.
Руководитель антитеррористического подразделения, оценив обстановку, пришёл к заключению, что в случае силового захвата самолёта гибели детей и учителей не избежать. Преступники же нервничали, угрожали начать расправу с заложниками, периодически давали автоматные очереди в воздух.
Военный прокурор СФ генерал-майор юстиции Шепетов, командование полигона, сотрудники ФСБ, меняя друг друга, вели  переговоры.
Через два часа  - первый успех - террористы согласились обменять детей на офицеров-добровольцев, в том числе на начальника полигона контр-адмирала В. Шевченко.
Ещё через два часа удалось убедить четверых перейти в штаб части для продолжения переговоров, где они были обезврежены и задержаны бойцами АТЦ. Оставшийся на борту Шамхалов сдался добровольно.
   Двое обвиняемых не дожили до суда (действия сотрудников ФСБ при их задержании были признаны правомерными), троим за совершение террористического акта и других преступлений судом назначены длительные сроки лишения свободы.
Не успели улечься страсти в связи с захватом заложников на Новой Земле, как в военную прокуратуру Северного флота поступил новый сигнал о чрезвычайном происшествии.
11 сентября 1998 года матрос Кузьминых совершил убийство верхнего вахтенного, а также тяжело ранил дежурного одной из атомных подводных лодок, базирующейся в гарнизоне Гаджиево. Предварительным следствием было в последующем установлено, что причиной его действий стали личные переживания, связанные с тяжёлым материальным положением семьи.
Убив семерых спавших сослуживцев, Кузьминых забаррикадировался в торпедном отсеке, а прибывшим на место происшествия офицерам военной прокуратуры Северного флота и ФСБ заявил, что собирается взорвать корабль.
          Заключение специалистов минно-торпедного управления Северного флота было неутешительным - преступник имеет реальную возможность подорвать одну из торпед на АПЛ с действующей ядерной энергетической установкой.
Генералу-майору юстиции Шепетову  вновь пришлось использовать свои навыки тонкого психолога. В ходе длительных переговоров он убедил Кузьминых отказаться от подрыва торпеды. 
К сожалению, матрос не нашёл для себя иного выхода, как покончить жизнь самоубийством.
Руководство Генеральной прокуратуры РФ и Главной военной прокуратуры высоко оценило вклад Фёдора Карповича в работу по борьбе с преступностью и поддержанию правопорядка в Вооружённых Силах. В 1994 году он был награждён нагрудным знаком «Почётный работник прокуратуры», в 1998 году ему присвоено звание «Заслуженный юрист Российской Федерации».
В разные года под руководством Шепетова Ф.К. проходили службу более 10 будущих высших офицеров органов военной прокуратуры.
В конце 1998 года генерал-майор юстиции Шепетов был уволен в запас в связи с достижением предельного возраста пребывания на военной службе.
Но неуёмная энергия, высокое чувство долга и ответственности не позволили ему оставаться без дела даже на заслуженном отдыхе.
До 70 лет Шепетов Ф.К. трудился в Мурманской областной прокуратуре в должности старшего помощника прокурора по надзору за соблюдением законов в учреждениях Главного управления исполнения наказаний Министерства юстиции Российской Федерации, как и прежде, с полной отдачей сил, продолжая доказывать свой профессионализм, мастерство и умение работать с людьми.
И сейчас, находясь на пенсии, Федор Карпович, отметивший недавно 76-ой День Рождения, не  забывает своих коллег и подчиненных,  участвует в торжественных и памятных мероприятиях, выступает перед молодыми специалистами, передавая свой бесценный опыт.

 


Начальник отдела полковник юстиции А. Попов

Источник: Военная прокуратура Северного флота

Округ: Северный флот